За полноправное участие женщин в урегулировании конфликтов и миротворчестве

По инициативе Kvinna till Kvinna

ДР Конго

Конфликт

Демократическая Республика Конго (ДРК), бывшая бельгийская колония, получила независимость в 1960 году. В течение 32 лет у власти находился Мобуту Сесе Секо, который  был свержен при поддержке правительств Руанды и Уганды  в 1997 году. Его место занял Лоран-Дезире Кабила.

Демократическая Республика Конго
Население: 64 204 000
Средняя продолжительность жизни: 48 лет
Детская смернтость
: 113/1000
Уровень грамотности: среди женщин 56,1 %, мужчин 77,5 %

Статистика ЮНЕСКО 2009

В 1998 разгорелся второй вооружённый конфликт между лояльными режиму Кабила войсками и повстанческими вооружёнными формированиями, поддерживаемыми правительствами Руанды и Уганды. Войска Анголы, Чада, Намибии, Судана и Зимбабве вмешались, чтобы поддержать режим Кабила. Договор о прекращении огня был подписан в 1999 году, но отдельные перестрелки продолжались.
Лоран-Дезире Кабила был убит в 2001, его место на посту президента занял сын Жозеф Кабила. После снятия оккупации Восточного Конго  иностранными войсками  в 2002 году и подписания всеми воюющими сторонами мирного соглашения в Претории, в 2003 году было назначено переходное правительство.  Новая конституция была принята в 2005 году, были проведены выборы, и инаугурация Жозеф Кабила на пост президента состоялась в 2006 г. Общая ситуация с точки зрения безопасности с тех пор улучшилась, не смотря на нестабильность в провинциях Киву в восточной части страны. В 1999 году в ДР Конго была развёрнута миротворческая миссия ООН МООНДРК  / МООНДСРК , которая и по сей день не покинула страну.  По данным Международного Комитета Спасения более 5 миллионов человек погибли с начала вооружённого конфликта 1998 года, большинство от голода и недостатка медицинского обслуживания.

Участие женщин в миротворческих процессах

В предотвращении и урегулировании конфликта как на локальном, так и на национальном уровне участвовали много конголезских женских организаций. Женщины принимали участие в официальных форумах, каким был, например, Межконголезский диалог, приведший к подписанию мирного соглашения в Претории. Во время этих переговоров женщинам-делегаткам, вошедшим и в Женский кокус, удалось – кроме всего прочего – включить в текст соглашения формулировки о прекращении насилия в отношении женщин. Однако, в последних мирных переговорах в Гома, регион Киву, в 2008 году, только 5% участников были женщины.

Как повлиял конфликт на положение женщин?

Изнасилование как тактика ведения боевых действий
Сексуальное насилие использовалось и до сих пор используется в качестве оружия в вооружённом конфликте в Конго, и по некоторым источникам стало более распространённым  после 2006 года. Больше всего изнасилований зафиксировано в охваченной войной провинции Северное Киву. Такую тактику ведения боевых действий используют все воюющие стороны – как государственные военнослужащие и полиция, так и бойцы повстанческих формирований.  «Нормализация» изнасилований во время боевых действий и демобилизация солдат привели к тому, что насилие распространяется и за пределы зоны конфликта.
Сколько женщин было изнасиловано во время этого конфликта неизвестно. Многие пережившие насилие живут в зоне недосягаемости, и многие боятся заявлять о случившемся из страха стигматизации, уверенности в безнаказанности насильников и мести с их стороны. К тому же нет единой инстанции, куда женщины могут обратиться с обвинением. Однако, по самым скромным оценкам экспертов, количество изнасилованных измеряется десятками и даже сотнями тысяч женщин и девочек.

Женщины-бойцы
Женщины в ДР Конго начали служить в армии ещё с 1966 года, но многие были призваны в национальную армию в конце девяностых. Были женщины и среди бойцов разных военизированных группировок, куда они попадали как добровольно, так и под принуждением. Зачастую они использовались в качестве так называемых «солдатских жён», т.е. были похищены и держались в рабских условиях.
Потребности женщин были в большой степени игнорированы при проведении в Конго Программы разоружения, демобилизации и реинтеграции, в основном из-за того, что одним из критериев участия в программе является ношение собственного оружия. Только сдав оружие, человек считается формально демобилизованным, в то время как женщины часто делили оружие с другими женщинами или сдавали его бойцам-мужчинам.

Семьи солдатов правительственной армии часто сопровождают их на линии фронта. Они берут на себя задачи логистики и обеспечивают питания, из страха потерять доход или что муж найдёт себе другую жену. Часто это имеет ужасающие гуманитарные последствия для всей семьи, связанные с постоянными переездами, недостатком продуктов питания и почти полным отсутствием гигиены, которые приводят к тяжёлым заболеваниям. Кроме этого, в военной среде  широко распространены насилие и проституция. Пути женщин и девочек в проституцию могут быть разные – некоторые из них пережили сексуальное насилие и были после этого оставлены своими семьями, некоторые женщины – бывшие бойцы, не получившие помощи через Программу РДР, у некоторых просто не осталось в живых семьи и близких. Проституция принимает разные формы -  женщины и девочки вынуждены продавать себя как за деньги, так и «по бартеру» – за продукты питания, вещи, или просто в надежде на защиту. Присутствие большого количества сотрудников международных организаций, в частности миротворческих сил МООНДРК/ МООНДСРК только подстёгивает распространение “бартерной проституции”.

Женщины в сфере принятия решений
В результате конфликта во главе огромного количества семей стали женщины, благодаря чему традиционные гендерные роли пошатнулись. И даже не смотря на это, женщины более или менее исключены из сферы принятия решений на всех уровнях общества. Доказательство тому – низкий уровень представительства женщин в различных законодательных собраниях. По результатам парламентских выборов, проведённых в ноябре 2011, женщины получили только 44 из 424 распределённых депутатских мандата (всего 500). На местном уровне  из 632 депутатов только 43, или 6,8%  – женщины. В охваченных конфликтом провинциях Киву количество женщин в локальных законодательных собраниях ещё меньше – в Северном Киву 1 из 42, и в Южном Киву 3 из 33.