За полноправное участие женщин в урегулировании конфликтов и миротворчестве

По инициативе Kvinna till Kvinna

Бытовое насилие в Армении остаётся безнаказанным

Тэги: , , Темы: Без рубрики

Каждая четвёртая женщина в Армении хотя бы раз в жизни подвергалась насилию –  преимущественно в своём собственном доме. И не смотря на это, правительство отказалось от принятия Закона о бытовом насилии.

“Женщина как овечья шерсть: чем больше её бьёшь, тем мягче она становится», – гласит армянская поговорка. Насилие в семье – не просто пословица, это реальность многих женщин в Армении. По данным отчёта Международной амнистии 2008 года, больше четверти женщин в стране сталкивались с физическим насилием, и 66 процентов становились жертвами психологических издевательств.  И, несмотря на всё это, в Армении по-прежнему нет законодательства против бытового насилия. В январе правительство Армении заблокировало отдельный законопроект о бытовом насилии, и вместо этого рекомендовало внести поправки в уже существующее законодательство.

Анна Никогосян из организации "Общество без насилия". Фото: The Kvinna till Kvinna Foundation | Karin Råghall

Анна Никогосян из организации «Общество без насилия» считает, что отклонение  правительством законопроекта свидетельствует о его нежелании признать бытовое насилие серьёзной проблемой и об отсутствии политической воли продвигать права женщин и гендерное равноправие в обществе.

- Пока наше правительство отказывается от принятия Закона против бытового насилия, страдает множество женщин, которых убивают, которые подвергаются физическим и психологическим измывательствам, которые не знают, куда им пойти и где искать защиты.

В стране не существует государственной системы защиты женщин, подвергшихся насилию, их поддержкой занимаются исключительно негосударственные организации. Однако, из-за недостатка средств, и из-за того, что тема бытового насилия считается табу в обществом и частным делом каждой семьи, помощь пострадавшим от насилия в семье остаётся непростой задачей.

«Полноправность» бытового насилия глубоко укреплена в патриархальных нормах общества, и Анна Никогосян говорит, что многие женщины сами считают, что своим поведением провоцируют мужчин на избиение или изнасилование. Если женщину изнасиловали, она сама в этом виновата, и поэтому общество её отвергает. В то же время, женщина должна следовать сексуальным требованиям мужчины.

Абсолютное большинство женщин, переживших изнасилование, в полицию не обращаются, из-за связанной с этим стигмой. Согласно официальной статистике за 2012 год, в Армении были зарегистрированы 621 случаев бытового насилия, 5 из них — убийства. И это только зарегистрированные происшествия, количество незарегистрированных случаев значительно выше.  Обратиться в полицию при избивании мужем или другими членами семьи, значит «разрушить семью» и в значительной степени осуждается обществом.

В отчёте Международной Амнистии одна из женщин, осмелившаяся разорвать тишину, говорит «Я терпела его избиения 14 лет, потому что так в Армении так принято, потому что в Армении женщины должны молчать. И когда я решила положить этому конец, пошла в полицию и развелась с ним,  на деревне на меня стали тыкать пальцами, и говорить, что я сумасшедшая, мол, смотрите что она сделала со свои мужем, она должна была молчать».

Многие женщины, всё-таки осмелившиеся заявить в полицию, часто вынуждены забрать заявления из-за давления со стороны мужа или родственников. Нередки и случаи, когда сами полицейские говорят им, чтобы сами разбирались со своими семейными делами.

Коррупция в полиции и судебной системе — ещё один фактор, усугубляющий уязвлённое положение женщин.

- Из-за отсутствия отдельного законодательства в сфере бытового насилия и специальных механизмов преследования за применение насилия в семье, большинство случаев бытового насилия остаются безнаказанным или вынесенные приговоры значительно мягче, чем, если бы у нас действовал особый Закон против бытового насилия, – говорит Анна Никогосян. И пока основным препятствием к восстановлению справедливости остаётся нежелание армянским правительством признать бытовое насилие серьёзным преступлением в отношении женщин.

Катарина Андерсен, перевод — Юлия Лапицки

 

Выборы, исход которых был предопределён

Тэги: , , , Темы: Событие

Политически Армения движенся в сторону всё более авторитарного режима, считает Гульнара Шагинян из организации "Демократия сегодня"

18 февраля в Армении прошли президентские выборы. В ходе предвыборной кампании на одного кандидата было совершено покушение, другой – объявил голодовку в знак протеста против выборов, результат которых был предрешён.

Действующий президент Армении Серж Саргсян был в ходе выборов 18-го февраля переизбран на новый срок. Основные конкуренты отозвали свои кандидатуры в декабре минувшего года. И даже если в выборах участвовали восемь зарегистрированных кандидатов на президентский пост, реальной оппозиции в стране нет.

– Эти выборы свидетельствуют о глубоком политическом и демократическом кризисе в Армении, – говорит Гульнара Шагинян из организации «Демократия сегодня». – Народ ничего не выбирает, это выборы без выбора.
Взятки и угрозы

Гульнара Шагинян считает прошедшую кампанию Сержа Саргсяна «циничной» – в ходе её он совершенно открыто признал, что может «выбить» столько голосов, сколько пожелает.

- Он следует примеру России, и мы рискуем стать более тоталитарной системой, чем советский режим, – говорит Гульнара Шагинян, которая призывает международное сообщество увеличить давление на Армению.

Период президентской кампании ознаменовался несколькими громкими происшествиями. Кандидат в президенты Андриас Гукасян объявил голодовку в протест против «фальсификации выборов». 31 января на кандидата Паруйра Айрикяна было совершено покушение.

Катарина Хэррёд, координатор работы Фонда «Квинна тиль квинна» в Армении считает, что политические волнения и насилие отвлекли внимание избирателей от дискуссий вокруг непосредственных предложений кандидатов в президенты.

– Не смотря на то, что экономическое положение Армении оставляет желать лучшего, а обстановка вокруг Нагорного Карабаха продолжает накаляться, дискуссий о возможных политических решениях было на удивление мало. Это говорит о том, что среди политиков существует консенсус об эскалации конфликта, скорее, чем возможности мирного разрешения конфликта, – говорит Катарниа Хэррёд

Женщины вне политики

По мнению Анны Никогосян из организации «Общество без насилия», что выборы 2008 года, несмотря на демонстрации, в ходе которых погибли десять человек и несколько сотен были ранены, были более динамичными. Тогда кандидатуре Сержа Саргсяна была реальная оппозиция. Кандидаты в этих выборах мало чем отличались друг от друга: все говорят об увеличении притока инвестиций, никто не упоминает конфликт вокруг Нагорного Карабаха. Политический тупик привёл к всеобщему безразличию.

– Люди не верят, что эти выборы могут привести к каким-либо изменениям.  Никто не интересуется политикой, люди перестали во что-либо верить, – говорит Анна Никогосян.

Связанные с женскими правами вопросы целиком отсутствовали в предвыборной кампании. Кроме того, среди кандидатов в президенты не было ни одной женщины.

– В первый раз свою кандидатуру хотела выставить женщина, Наринэ Мктрчян,  но она не смогла заплатить сумму, необходимую для регистрации  в ЦИК, – говорит Анна Никогосян.

Карин Рогхаль, перевод – Юлия Лапицки.